Книга по имени «Сюзанна»

Ольга Бубич

Фотограф Сюзанна Седалищева считает каждого интересного человека книгой, потенциально способной научить любого чувствительного человека чему-то новому. Но, рассматривая портреты ее авторства, четко понимаешь – учить могут не только люди-книги, но и фотографии. Работы этой улыбчивой путешественницы из маленького якутского села рассказывают истории о внутренней силе, наполненности и самоценности, показывая, какими красивыми могут быть люди, живущие в мире с собой и миром.


Блогер, фотограф и «отъявленная кочевница» (как она сама себя называет) – Сюзанна Седалищева кажется человеком, притягивающим чудеса и заряжающим правильной энергией севера всех, с кем ей доводится встречаться в нескончаемых и полных открытий путешествиях по миру. Аулы Центральной Азии, казахстанский хостел, горные хребты Грузии, застолья Осетии и Дагестана… И это только краешек карты восточного полушария планеты, которое успела объездить эта необыкновенная девушка-минималистка с варганом и рюкзаком на 45 литров, где, уверяет она, умещается ее жизненный минимум. «Главное ведь в голове!»
Интерес к фотографии у Сюзанны возник еще в 2018 году, когда она жила в Алматы и работала волонтеркой в одном из местных хостелов, помогая гостям и организуя походы для путешественников, которые съезжались буквально со всего мира.

«Одной из моих обязанностей также было создание контента для социальных сетей – так я начала фотографировать, собирая в занимательные истории рассказы наших постояльцев. А историй было много! – рассказывает Сюзанна. – Кто-то пешком год шел из Китая до Алматы, кто-то на велосипеде пересекал континенты, кто-то нон-стоп путешествовал целых пять лет, кто-то подобрал собаку в киргизских горах и решил взять ее с собой во Францию в знак благодарности. Все это бесконечно меня вдохновляло, и я развила в себе способность видеть мир с чуть-чуть другого ракурса. Для меня интересный человек похож на книгу – и каждый может научиться у него чему-то».
В качестве каналов «подзарядки» Сюзанна-батарейка, кажется, использует как традиционные якутские способы – дорожные истории, которые легко можно представить звучащими где-то у костра под вибрирующие звуки ее варгана, так и современные, подкрепленные зоркой оптикой камеры. «На обложку журнала ELLE Russia я попытала совершенно случайно, – с характерной простотой признается Сюзанна. – Помню тот день в деталях: мы с мамой тогда целых пять ведер брусники собрали – большая редкость, так как обычно удается не больше одного. Приходим домой, включаю телефон, а там такие новости!»
Скромность – лишь одно из качеств якутянки, однако ее портреты жителей Республики Саха – убедительное подтверждение интуиции и таланта, не нуждающихся в эпитетах.
Работы девушки отражают ее способность видеть и ценить красоту человека. «Я ведь нигде не училась фотографировать, – смеется она. – Просто снимала, как вижу и как хочу сама. Никогда не думала и не ставила цель снимать людей. Это как-то само по себе пришло! Когда в одиночестве гуляешь по узбекскому селу или в горах встречаешь чабанов, а они приглашают в дом или юрту и начинают до отвала кормить, невозможно удержаться и не достать телефон, чтобы их запечатлеть. Это очень трогательные моменты, когда ты сидишь и слушаешь их рассказы про жизнь».

Несмотря на отсутствие формального образования в области визуальных искусств, Сюзанне Седалищевой действительно по-шамански удается тонко чувствовать ситуацию съемки и выбранный жанр, создавая выразительные серии как в документальной, этнографической фотографии, так и в модном портрете.
Доказательством уверенного начала творческого пути как раз и стал дебют на обложке октябрьского выпуска ELLE»в 2021 году. Также важно, что съемка с участием моделей Кюннэй Фа-Ин-Фо и Валерии Афанасьевой, позирующих «по законам» невербального языка модельного бизнеса, привлекла внимание и к более широким культурным пластам, выходящим за рамки рекламы одежды, – в частности, к палитре русского севера.

Сочные и насыщенные цвета, характерные для традиционных женских нарядов якутянок, выглядят особенно глубокими в выбранных фотографом природных локациях. Кадры гипнотизируют тенями под звенящим куполом темно-синего неба, а вещи с орнаментами и замысловатые серебряные украшения заставляют задуматься о необходимости отдельного словаря для их толкования.
Девушки смотрят пристально и открыто – прямо в объектив, не пытаясь идти на поводу у патриархального мира и казаться соблазнительными и сексуальными.
«Мне важнее было уловить и показать их внутреннюю красоту, силу и стержень… спокойствие и уверенность в себе», – поясняет Сюзанна.
Комментируя богатую атрибутику фотосессии, Сюзанна подтверждает, что многие символы действительно имеют интерпретацию: «Например, две заплетенные косы, спускающиеся с плеч, говорят о незамужнем статусе девушки, – вспоминает фотограф. – Древней смысловой нагрузкой, отражающей мировоззрение народа Саха, обладают и узоры женской одежды. Они тоже отличаются в зависимости от того, в браке ли их обладательница. Но о некоторых скрытых пластах, к сожалению, сегодня мы можем только догадываться. Хотелось бы, чтобы молодежь больше обращалась к культуре наших предков и пыталась ее сохранить».
Сама Сюзанна историю края исследует в том числе и через историю семьи и проект, посвященный реконструкции теплой одежды аллах-юньских грузоперевозчиков, заинтересовал ее именно по этой причине.
Суть серии заключалась в документировании костюмов грузоперевозчиков, сшитых местной мастерицей Изабеллой Иннокентьевной Эляковой, ветеранкой труда и руководительницей объединения таттинских мастериц «Таатта саарыта». Все элементы и фасоны рабочей, защитной и оберегающей зимней одежды были изучены и восстановлены ею с нуля. Но для Сюзанны все же эмоциональная точка отсчета здесь – личная: грузоперевозчицей во времена Второй мировой войны вынужденно работала ее родная бабушка.
«Моя бабушка, Анастасия Никифорова Оготоева, возила груз для фронта в Аллах-Юнь (Охотское море). В годы войны мужское население призывалось в армию, а тяжелая ноша легла на женские плечи. Как вы знаете, в Якутии зима суровая, грузоперевозчики отправлялись на лошадях в начале ноября и возвращались в апреле, преодолевая сотни километров опасной дороги. Конечно, без теплой одежды это было бы невозможно, и в ход шло, по сути, все, что оказывалось пригодным для создания плотных мягких и теплых слоев: шкуры жеребят, телят, хвосты и лапы любых пушных зверей – вроде красной или черно-бурой лисицы, горного суслика и бобра. Менее обеспеченные жители довольствовались зайцами»
«Шитье – очень трудоемкое занятие, а выделка, обработка и подготовка требуют еще больших сил и концентрации. Причем все изделия создавались женскими руками! Женщины тогда были очень сильны духом, и моя бабушка – не исключение. Она умела все! Если задуматься, что в военные времена сделали якутские женщины, то я бы описала их работу как невидимый подвиг, за которым стоит невероятное стремление к жизни», – комментирует съемку в селе Уолба Таттинского улуса Сюзанна.
Не обошлось, по воспоминаниям фотографа, и без экстрима (хотя, что есть «экстрим» для человека, родившегося в одном из самых холодных мест планеты?) – работа над документацией растянулась на две долгие декабрьские недели 2021 года и иногда заканчивалась уже в сумерках, при типично низких для региона температурах.
«Было жутко холодно! – признается Сюзанна. – Но мне казалось, что это неслучайно, ведь как еще мы можем почувствовать суровость тех времен? Я ощущала, что заглядываю в мир моей бабушки, прикасаюсь к ее истории. Это было незабываемо!»
Интересно также отметить, что важность Аллах-Юньской дороги связана не только с мировой войной середины ХХ века – на протяжении многих веков она являлась единственной сухопутной артерией с выходом к Ламскому (Охотскому) морю и использовалась местными жителями для коммуникации и торговли: обмена товаров на пушнину.

Слушая рассказы Сюзанны, логично начинаешь задаваться вопросом: возможно, тяга фотографа к путешествиям передалась от ее предков по женской линии? От той самой бабушки, которая, завернутая в шкуры таежных животных, месяцами следовала своему долгу и везла провизию на фронт. Или от других, теперь уже безымянных, прапрапра-Сюзанн, которым удалось через столетия донести до сегодняшних якутов и якутянок поверья, не нуждающиеся в объяснениях. «Ты ведь знаешь, что перед началом большого пути нужно непременно покормить духов дороги? – спрашивает меня Сюзанна. – Я, например, иногда раскладываю для них вдоль тропы съедобные угощения или бросаю немного хлеба случайно выскочившим неизвестно откуда собакам». Мы пьем кофе, заедая грузинской пахлавой, за полчаса до ее очередного поезда, и я абсолютно точно понимаю: у удивительной книги по имени «Сюзанна» впереди еще много дорог, а значит у нас, ее зрителей и читателей, – много историй и фотографий о жизни людей и вещей, способных научить быть в мире с собой.