Драконы Якутии
Елена Васильева

Изображение CG-художника Николая Мочкина

Если бы предки народа саха находили скелеты динозавров так же часто, как и останки мамонтов, то, несомненно, мифология якутского народа была бы полна образами драконов, и, возможно, дракон стал бы центральным системообразующим божеством или духом земли.

Геологические и климатические особенности суровой якутской земли оказались таковы, что останки динозавров были скрыты слишком глубоко и были недоступны до 60 гг. ХХ века, а те немногие пресмыкающиеся, которые обитают на территории Саха, настолько малы и неприметны, что за тысячелетнюю историю освоения предками территории Якутии в культурном, мифологическом ландшафте якутов не нашлось места драконам.

Тем интереснее то, что в середине XIX века из китайской и русской мифологии в сюжет эпоса Олонхо просачивается персонаж, очень напоминающий дракона: дышащий огнем, временами трехглавый зверь. Согласно мнению исследователей эпоса, характерными драконьими чертами в поздних сюжетах олонхо наделены дух огня, обитавший в нижнем мире, — Уот сагата Могой, а также одна из ипостасей Уот Усутаакы, сына владыки нижнего мира Арсан Дуолай.
В.С. Карамзин, И.Д. Корякин, Э.С. Сивцев. Богатырь Уот Усутаакы. Иллюстрация к героическому эпосу олонхо «Нюргун Боотур Стремительный». 1973. Бумага, гуашь, темпера

В.С. Карамзин, И.Д. Корякин, Э.С. Сивцев. Абааhы уола Айыы кыыhын уоруут. Иллюстрация к героическому эпосу олонхо «Нюргун Боотур Стремительный». 1973. Бумага, гуашь
Уот Усутаакы исключительно подробно описан в якутском героическом эпосе олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» Платона Ойунского в переводе Владимира Державина. Судя по описанию, это исполинский огненный змей с тремя головами, в туловище которого вспыхивает зеленый огонь, с семисаженным раздвоенным языком и раздвоенным огненным хвостом. В момент схватки с главным героем он обвивает его толстыми кольцами, что определенно указывает на змеиную форму его тела. Однако истинный вид «оборотня подземных сил», «владыки подземных бездн» и «ледовитого моря» Уот Усутаакы иной. Согласно тексту эпоса, он более антропоморфный, состоящий «целиком из железа», одноглазый, одноногий, однорукий, изрыгающий столбы огня.

В собрании Национального художественного музея Республики Саха можно отыскать великолепные графические иллюстрации Владимира Карамзина и Эллэя Сивцева, в которых отображены основные драконьи черты Уот Усутаакы и обе его ипостаси. А в более поздних произведениях, посвященных эпосу, в картинах Тимофея Степанова можно заметить образ трехглавого дракона и, что особенно интересно, обилие существ, напоминающих саламандр, древних ящеров, такими, какими их изображали в ранних научных иллюстрациях динозавров.
Т.А. Степанов. Нюргун Боотур Стремительный. Из серии «Якутский героический эпос олонхо».1978-1979 гг. Холст, масло

Т.А. Степанов. Нижний мир. Из серии «Якутский героический эпос олонхо». 1980 г. Холст, масло

В.С. Карамзин, И.Д. Корякин, Э.С. Сивцев. Кыскыйдаан Куо. Иллюстрация к героическому эпосу олонхо «Нюргун Боотур Стремительный». 1973. Бумага, гуашь, темпера
Якутские драконы — явление, не нашедшее пока яркого выражения в виде устойчивого образа, возможно, в силу отрицательного свойства персонажа и неочевидности происхождения. Зато динозавры прокладывают себе дорогу с невозмутимостью неоспоримого факта. И местность, где были найдены самые древние останки самых северных завроподов, настолько совпадет с описанием Срединного мира, того самого сакрального ландшафта знакомого с детства, что долину реки Тээттэ близ села Хоро в Сунтарском улусе (но на самом деле в 100 км непроходимой тайги) можно назвать воплощенной в реальности моделью мира предков современных якутов.

Тема эпоса олонхо проникает все чаще в научно-исследовательские проекты, на первый взгляд, совсем далекие от этнографии и культурологи. В данном случае образы драконов из якутского эпоса становятся героями замечательного фильма «Мой личный дракон» о крупном российско-германском палеонтологическом открытии, основанном на находке советских геологов. Вышедший на экраны летом 2021 года фильм, в котором тесным образом переплетены древняя история земли и мифы якутского народа, был снят заинтересованной темой якутских динозавров продюсером и режиссером Милой Кудряшовой на средства Фонда президентских грантов. Документальный фильм «Мой личный дракон» создавался в рамках крупного межнационального исследовательского проекта «Динозавры вечной мерзлоты», который по сути является уникальным в плане создания новых смыслов территории. Основным импульсом для развития проекта стала деятельность палеонтологов из Санкт-Петербургского государственного университета совместно с Боннским университетом, которые в период с 2017 по 2019 г. провели три экспедиции в Сунтарском улусе. Местонахождение Тээттэ стало тем самым «входом» в подземный мир, в глубинную древнейшую историю якутской земли, так как найденные останки принадлежат к раннемеловому периоду, а это 125–145 миллионов лет тому назад.

Эта история могла бы получиться исключительно академического характера, если бы не ряд выразительных особенностей. В 2002 году архивными документами (отчетами геологов 40-летней давности) заинтересовался доктор геологических наук, главный научный сотрудник Института геологии алмаза и благородных металлов СО РАН Петр Николаевич Колосов, ему удается организовать 12 экспедиций, откопать значительный палеонтологический материал, законсервированный на долгие годы геологами, вместе со школьниками из села Хоро. Это может показаться несколько сентиментальным, но как может не вдохновлять мысль о том, что первые экспедиции, первые находки и открытия, такие как останки скелета стегозавра, принадлежат якутским детям? Надо отметить то, что еще в 2010 году о находках Петра Николаевича и школьников из Хоро для телевизионного цикла «Хранители времени» НВК «Саха» был снят документальный фильм. Продюсер и автор фильма Дарья Ермолаева впоследствии стала одним из важнейших членов команды проекта «Динозавры вечной мерзлоты».

Еще одним интересным моментом является сам процесс проникновения в недра земли, это словно преодоление страхов сохранившихся в коллективной памяти саха. В сказаниях олонхо обитатели Нижнего мира абаасы проникают в Срединный мир через корни мирового древа — гигантской лиственницы Аал Луук мас, а особенной приметой местности долины речки Тээттэ в отчетах советских геологов является именно это дерево, «большая лиственница с шаровидной кроной».

В контексте основной мысли и миссии проекта «Динозавры вечной мерзлоты» в фильме «Мой личный дракон» реальность и миф сошлись так же естественно и невероятно, как долина с погребенными под священным деревом динозаврами. Режиссер Мила Кудряшова, решив выйти за границы документального формата, раскрывает перед зрителем вторую сюжетную линию, связанную с ее авторским прочтением легенды о драконе, прятавшем якутскую Куо (красавицу), невесту богатыря, в скалах над Великой рекой (Природный парк Ленские столбы). Легенда о драконе на Ленских столбах и его битве с богатырем может быть ярким примером современного мифотворчества, она воспроизводится уже не одно десятилетие гидами природного парка. Однако видение режиссера направляет зрителя к идее поиска себя, своих внутренних личных драконов и во многом эта история не совсем о противоборстве с ними.

Каждый персонаж фильма так или иначе связан друг с другом именно этим поиском и выстраивает свои очень личные отношения с сакральными смыслами якутской земли. Главный герой фильма, доктор биологических наук, доцент СПбГУ, палеобиолог Павел Скучас, выезжавший со своей командой в экспедицию на местонахождение, говорит о своем опыте «проживания» места, сновидениях и особом отношении к Тээттэ, несмотря, конечно же, на абсолютно научную оптику.
Команде Павла Петровича принадлежит ряд открытий, связанных с Тээттэ. Группа исследователей описала новый род и вид древней примитивной саламандры возрастом более 120 миллионов лет — ей дали имя Kulgeriherpeton ultimum, образованное от якутского слова «күлгэри» (ящерица, саламандра) и древнегреческого «ἑρπετόν» (пресмыкающееся), а ultimum на латыни означает «последний». В одной из научно-просветительских видео-лекций Скучас делает интересный разбор гипотетических связей между динозаврами и драконами. Именно саламандры чаще всего напоминают драконы на картинах Тимофея Степанова, хотя, конечно, научный подход позволяет очень доступно обосновать невозможность существования драконов и то, как они должны были бы выглядеть, если бы все же существовали. Взять хотя бы тот факт, что пресмыкающиеся в условиях резко континентального климата, описываемого в олонхо, должны иметь шерстяной или перьевой покров, защитную жировую прослойку. Но если вспомнить нас самих в детстве и обратиться к логике ребенка, то можно очень просто представить причину отсутствия шерстяного покрова, перьев или жировой прослойки у драконов. Каждый ребенок сразу аргументирует это тем фактом, что внутри у драконов есть огонь, который их и согревает.
Иллюстрации художников: Евгении Гаврильевой, Кыдааны Игнатьевой, Юлии Рожиной, Айтала Винокурова, Марии Сысолятиной, Алины Петровой, Руслана Анисимова
В этой детской непосредственности и живости восприятия, возможно, находится секрет многообразия трансформирующихся и совершенно фантастических образов в олонхо. К этой особенности мышления был адресован еще один проект, связанный с фильмом, — конкурс поиска художественного образа якутского Дракона. Конкурс «Мой личный дракон» проводился партнером проекта «Динозавры вечной мерзлоты» Музеем музыки и фольклора Якутска под руководством директора Марии Корниловой. В работах финалистов конкурса можно проследить, помимо традиционных заимствованных из европейской и восточной культуры стереотипных черт, интересные приемы визуализации, основанной на адаптации к «ареалу обитания», в плане климатических особенностей и национальной традиции. Характерно то, что в основном участники конкурса представили образы снежных и ледяных драконов, а даже в изображении водного дракона Кыдааны Игнатьевой находятся отсылки к повелителю «ледовитого моря». Другие авторы попытались ухватить в образе драконов якутскую аутентику: ящеры, изгибающиеся в виде лировидного орнамента, и драконы, в мимике которых оказалась схвачена неуловимая якутская драконья сущность — хитрость, нахальство, самодовольство и грубоватая харизма.


Сайт проекта «Динозавры вечной мерзлоты»

Виртуальная выставка «Мой личный дракон»

Документальный фильм Дарьи Ермолаевой «Динозавры Якутии» из цикла «Хранители времени» «НВК Саха».