Якутская заумь Дуни Захаровой
Дуня Захарова
Почти половину своей жизни я живу в Москве. Половину — в Якутии, где основным моим языком был якутский. Я побеждала в олимпиадах по якутскому языку, увлеченно погружалась в изучение языка, писала тексты, но, покинув свою языковую среду, я все сильнее стала ощущать, как исчезает во мне эта уверенность в воспроизведении родных звуков. И я намеренно шепчу, пою, пишу, царапаю на якутском, чтобы вспомнить, оставить, не потерять то, что естественным образом звучит во мне.

Для меня использование якутского языка в своих работах не имеет нарративной функции. Когда у языка статус языка, находящегося под угрозой исчезновения, как у якутского, он превращается для не носителей языка в загадочный набор слов, который каждый может по-своему интерпретировать. Странность якутского языка заключается в написании кириллицей с добавлением некоторых своих знаков, что в любом случае дает возможность русскоязычному человеку воспроизвести прочитанное вербально.
Все эти свойства мне напоминают заумный язык (заумь) — литературный прием, придуманный футуристами в начале 1920-х, в котором происходит полный отказ от элементов естественного языка и построении новых языковых конструкций, не имеющих определенного смысла.

Прекрасный набор слов стихотворения Алексея Крученых:


«Дыр бул щыл

убеш щур

скум

вы со бу

р л зз»


1913

Это стихотворение вдохновило меня не стесняться своих «дыр бул щылов».


Мне нравится, что у заумного языка эмоционально-интуитивное начало преобладает над рациональным, и звуки в стихотворении ощущаются почти физиологически. Как Крученых объяснял: «Согласные дают быт, национальность, тяжесть, гласные —обратное, вселенский язык».

Я решила вышить, прописать те слова на якутском, которые часто повторяются внутри меня в ритме заклинания и проиллюстрировать их обрывками эскизов.

«Вода ушла. Стало тихо. Сон пришел, спи спокойно«. Эти слова я повторяю себе перед сном. «Уу» — вода. «Уу кэллэ» — дословно твоя вода пришла, но тут как «сон пришел». «Уу чуумпу» — тут уу усиливает определение «чуумпу» — тишины.
«Хорошо. Отдыхай. Душа просыпается». Так мне написал якутский шаман после одного ритуала, когда я проспала почти 20 часов.
«Мягкий-премягкий, чистый-пречистый, белый-пребелый снег идет». Это я написала в 9 лет. Недавно нашла тетрадь с наивными буквами и рисунками.
«Вылезший из вечной мерзлоты сильный цветок подснежник». Это скан первого подснежника, который я увидела в прошлом году весной в Якутии во время пандемии.
«Как холодно. Замерз я в этой земле!»
«Войди в это состояние. Проснись, Ньууннукка (так называют меня некоторые родственники). Отогнав от себя страшное животное, танцуй, моя птичка».

На фотографии я 10-летняя танцую якутские народные танцы.
Информационная справка:

Якутский язык – один из 136 языков России, находящихся в опасности, 20 из них уже признаны мертвыми. Такие цифры приводятся в интерактивном Атласе исчезающих языков мира (https://ich.unesco.org/en/interactive-atlas-00206), опубликованном на сайте ЮНЕСКО. Количество носителей якутского языка, по данным переписи 2010 года, насчитывает 450 140 человек, проживающих, в основном, на территории Якутии.

ЮНЕСКО рассчитывает жизнеспособность языков по 9 критериям, в том числе по числу носителей, передаче языка от поколения к поколению, доступности учебных материалов, отношению к языку внутри общества. Далее все языки классифицируются по 6 категориям: «находится в безопасности», «положение вызывает опасение», «язык находится под угрозой исчезновения», «язык находится в серьезной опасности», «язык находится в критическом состоянии», «язык исчез».

Если рассматривать карту российских языков, то помимо 20 исчезнувших языков (например, айнского, югского, убыхского) в России еще 22 считаются находящимися в критическом состоянии (алеутский, терско-саамский, ительменский), 29 — в серьезной опасности (нивхский, чукотский, карельский). Под угрозой исчезновения оказались 49 языков, в том числе калмыцкий, удмуртский и идиш. Опасение вызывает положение 20 языков, в числе которых оказались белорусский, чеченский, якутский и тувинский. Отметим, что если просуммировать число языков в каждой из пяти категорий, то получится не 136, а 140. Также стоит учесть, что удмуртский, калмыцкий, якутский, тувинский и чеченский являются государственными языками республик РФ.

Всего атлас ЮНЕСКО признает исчезающими 2,5 тысячи языков из 6 тысяч, существующих в мире. Насчитывается 199 языков, на которых говорят не более чем по десять человек. В последние несколько десятков лет полностью исчезли 200 языков, отмечается в материале агентства Associated Press.

Исследователи прогнозируют, что к 2050 году произойдет заметное замещение якутского языка русским, и лишь малая доля детей, родившихся через 20 лет, может общаться по-якутски. А для последующего поколения язык саха превратится в своеобразную музейную культуру, когда о нем будут говорить как о языке предков.

Согласно прогнозу, к 2050 году может произойти замещение якутского языка русским или же языками международного общения. Эксперты составили график и показали динамику владения языком представителей народа саха в зависимости от периода рождения (от 1950 до 2030 года). В настоящее время уже наметились тенденции, которые могут привести к исполнению этого сценария. К 30-му году и далее утрата языка станет заметным явлением. Исследователи объяснили это тем, что может произойти замещение его русским языком.

«Возможно, большинство населения будет знать язык на бытовом уровне, но пользоваться им как живым языком — общаться, думать — будут лишь единицы. Открытым остается вопрос, пересматривают ли свои позиции молодые люди, когда становятся старше. Ведь многое меняется», — объясняет старший преподаватель кафедры истории исторического факультета СВФУ Александра Прокопьева. Исходя из прогнозов, среди тех, кто родится в 2021-2030 годах, свободно владеть и говорить на родном языке будут лишь 60%, обсуждать домашние и личные дела в кругу семьи — только 40%, думать на родном языке – лишь четверть из них.

(Источники: https://www.1sn.ru/184325.html, https://lenta.ru/news/2009/02/20/languages/)

О художнице:

Дуня Захарова — художница. Родилась в 1987 году в Республике Саха (Якутия), живет и работает в Москве. Основной мотив творчества— придание эмоциональной окраски абстрактным формам. Эмоции, представляющие интерес для художницы, разнообразны. Это и одиночество, и страдания, вызванные экстремальными погодными условиями, и, вместе с тем, нежность и любовь. Все эти состояния человеческой души препарируются с точностью ученого-энтомолога и раскладываются на составляющие. Все произведения отличаются тщательностью работы с материалом, целью которой является максимальная выразительность законченного объекта. Образы, появляющиеся в итоге в работах, кажутся похожими на фантастические существа из сказок, снов или наших бессознательных страхов. В них как будто кроется некая затаенная угроза, но уже само помещение этих существ в пространство выставки «обеззараживает» их и превращает в безопасные объекты для разглядывания. Персональные выставки: «Hysteria» — АРТ4 (2019), «-77,8 °C» — Osnova Gallery, Москва (2017), «Вымершие виды» — Osnova Gallery, Москва (2016).