Формирование якутского национального театра: советский период
Анна Лифиренко
Временное установление советской власти в Якутии. Солдаты якутского гарнизона. Май 1917 года. Источник
Новый период в развитии якутского национального театра напрямую связан со становлением советской власти в Якутии. В марте 1917 года в России пало самодержавие. В Якутии был сформирован Якутский комитет общественной безопасности (ЯКОБ), который подчинялся Временному правительству в Петрограде. 2 декабря 1917 года в Иркутске была установлена Советская власть и создан Центральный исполнительный комитет Советов Сибири, или Центросибирь. Однако Областной совет Якутска отказался признать власть Центросибири, и в мае 1918 года в Якутскую область отправили отряд красноармейцев, взявший Якутск. Но так как советскую власть местное население не поддерживало, якуты встретили как спасителей прибывший вскоре белогвардейский отряд. По всей Якутии распространилась власть Временного правительства Александра Колчака. После его поражения 15 декабря 1919 года советская власть снова была установлена в Якутске, а в начале 1920 года — на всей территории Якутии.

3 марта 1917 года со сцены Клуба приказчиков, где располагался Русский драматический театр, во время спектакля по пьесе Генрика Ибсена «Доктор Штокман» революционер Емельян Ярославский сообщил о Февральской революции в Петрограде. После этого на время всех революционных событий и всей Гражданской войны театральная деятельность в Якутске была практически прекращена, так как политика военного коммунизма спровоцировала сильный экономический упадок. С ноября 1917 года сцена Русского драматического театра стала местом проведения собраний и митингов, здесь же была провозглашена и советская власть. В августе 1918 года в Петрограде вышел декрет, объявлявший всякое театральное имущество национализированным. 10 июня 1920 года на заседании Якутского областного революционного комитета было принято решение о национализации Русского драматического театра и здания Клуба приказчиков, а все театральное имущество передавалось в распоряжение Отдела народного образования. Новое учреждение культуры получило название Народный театр, в нем были созданы две труппы — русская и якутская. Также в 1921 году был создан Народный дом, в котором организовался драматический кружок. Его репертуар формировался в соответствии с политическими кампаниями и памятными революционными датами, чаще всего это были агитпьесы. Артисты-профессионалы Народного театра помогали кружку, и их совместными силами была поставлена революционная пьеса в стихах рабочего поэта Александра Поморского «Солнечные лучи».
Осада юнкерами и казаками Белого дома в Иркутске, в котором располагался Центральный исполнительный комитет Советов Сибири,
или Центросибирь
Была создана особая режиссерская коллегия, которая занималась формированием нового репертуара Народного театра. 15 сентября 1920 года Народный театр в Якутске был открыт спектаклем «На дне» Максима Горького. В театр пришел новый зритель — солдаты и рабочие, и поначалу представления были бесплатными. В репертуар были включены всего семь уже ставших классическими пьес, так как еще не было создано драматических произведений, отвечавших большевистской идеологии. Репертуар Народного театра включал в себя «На дне» Максима Горького, «Власть тьмы» Льва Толстого, «Фимку» Владимира Трахтенберга и четыре пьесы Александра Островского — «Доходное место», «Грозу», «На всякого мудреца довольно простоты», «Без вины виноватые». В драмах и комедиях Островского режиссеры в духе времени стремились подчеркнуть протест героев против классового неравенства, однако находились те, кто называл драматургию Островского устаревшей, не нужной новому зрителю.

Экономическая разруха не давала возможности для полноценного существования театра. Ощущалась явная нехватка кадров в сфере культуры, и театром подчас руководили малограмотные люди. Приказ Отдела народного образования предлагал населению «зарегистрировать все предметы, пригодные для сцены». Бумаги для афиш не было, как и средств, чтобы поддерживать нормальное функционирование труппы, тем более пригласить артистов. Обедневшее население не могло покупать билеты в театр. Спектакли шли редко, чаще всего они приурочивались к праздничным датам или разным совещаниям. Чтобы сохранить коллектив в период НЭПа, актерам театра приходилось устраивать вечера танцев, проводить политмаскарады, заниматься торговлей.
Артисты национальной труппы Народного театра, 1925 г. Источник
В мае 1922 года из-за отсутствия финансов Народный театр закрыли, здание передали Горсовету, а в 1925 году его вновь вернули театру. В этом же году якутская труппа Народного театра становится, по сути, отдельным театром и открывает сезон постановкой комедии «Злой дух» по пьесе одного из основоположников якутской литературы Николая Неустроева. В 1926 году решением Совнаркома Якутской АССР был ликвидирован Народный театр и создан Государственный национальный театр. Заведующим театра был назначен первый якутский драматург Анемподист Софронов, а главным режиссером — Дмитрий Большев, организатор Вилюйского самодеятельного театра. С 1930-х годов в Национальном театре большое внимание стали уделять профессионализации актеров, режиссеров и руководящего состава. При театре организовали двухгодичную театральную студию для молодых артистов, а в 1932 году состоялся первый набор в якутскую мастерскую актерского факультета Государственного института театрального искусства им. Луначарского в Москве. Начали работать первые профессиональные якутские режиссеры, например, народный артист РСФСР и ЯАССР Спиридон Григорьев, руководивший Якутским национальным театром с 1933 по 1961 годы. Во время его руководства в 1934 году Якутскому национальному драматическому театру было присвоено имя Платона Ойунского. Спиридон Григорьев особое внимание уделял пьесам якутских авторов: он поставил «Захотевшего ребенка» и «Указ царя» Ойунского, «Кузнеца Кюкюра», «Айаал» и «Сайсаары» Суоруна Омоллоона, «Разрыв паутины» Николая Мордвинова (Амма Аччыгыйа), «Золотой ручей» Николая Якутского и другие пьесы национальной драматургии. Режиссер Василий Местников, работавший вместе с Григорьевым, ставит на сцене Национального театра якутский эпос олонхо: «Нюргун Боотур Стремительный», оперу «Нюргун Боотур», «Туйаарыма Куо» (пьеса Платона Ойунского) и другие. Также ставятся спектакли по произведениям Александра Пушкина, Александра Островского, Антона Чехова, Максима Горького, Всеволода Иванова. В режиссуре и актерской игре преобладает психологическое, реалистическое направление советской театральной школы.
Григорьев Спиридон Алексеевич, режиссер Государственного национального (Якутского драматического) театра.
Келле-Пелле Валерий Яковлевич, главный режиссер Русского драматического театра
Ярославский Емельян Михайлович, революционер, после Февральской революции член Якутского комитета общественной безопасности,
затем — Якутского совдепа
В Русском драматическом театре также был взят курс на профессионализацию труппы, стали появляться передвижные и приглашенные труппы. Осенью 1928 года была открыта студия, или рабочая театральная мастерская, — «Рабтемас». По вечерам студийцам преподавали историю театра, их обучали гримерному искусству, пению, знакомили с постановочной частью. В сезон 1929/1930 приглашенный из Иркутска режиссер Дмитрий Хадков поставил пьесу Александра Афиногенова «Волчья тропа». В репертуаре преобладала современная советская драматургия, важное место занимали спектакли, воспевающие трудовые рабочие будни. На сцене Русского театра стала появляться «производственная» драма, где главной темой было отражение пролетарских подвигов: спектакли «Темп и натиск» по пьесе Дмитрия Касьянова и Марка Тригера, «Рельсы гудят» и «Хлеб» по пьесам Владимира Киршона. В спектакле «Страх» по пьесе Афиногенова рассматривались проблемы советской интеллигенции. Также ставились пьесы из зарубежной классики: «Разбойники» и другие пьесы Шиллера, «Тартюф» и «Жорж Данден, или Одураченный муж» Мольера, пьесы Бальзака. К уже идущим пьесам Островского добавились «Не все коту масленица», «Свои люди — сочтемся», «Гроза», «Без вины виноватые», «Доходное место», «Бесприданница». Опять появилась на сцене «Василиса Мелентьевна», вновь поставили «Ревизора» Гоголя. Не сходила со сцены пьеса «На дне» как самая идеологически злободневная. В 1937 году в Якутск вернулся Дмитрий Хадков с большой группой артистов и возглавил Русский драматический театр до 1939 года. Хадков опять обратился к драматургии Горького, поставив второй вариант «Вассы Железновой». Снова были поставлены спектакли по классическим произведениям: «Ромео и Джульетта» Уильяма Шекспира, «Коварство и любовь» Фридриха Шиллера, «Парижский тряпичник» Феликса Пиа, «Плутни Скапена» Жана-Батиста Мольера, также шла «Анна Каренина» Льва Толстого. После 1939 года театр возглавил режиссер Владимир Иванов, прибывший из Махачкалы. На сцене появились новые советские пьесы «Таня» Алексея Арбузова, «В степях Украины» Александра Корнейчука, «Кремлевские куранты» Николая Погодина. Большинство спектаклей носило публицистический, плакатный характер. Наиболее ярко это проявлялось в первое десятилетие после революции.

В годы Великой Отечественной войны якутский и русский драматический театры были объединены. К октябрю 1941 года построили новое здание Русского драмтеатра, и 6 ноября 1941 года его торжественно открыли. 13 апреля 1942 года на его сцене показали одну из первых пьес о войне — «Накануне» Александра Афиногенова. Следующий спектакль, «Русские люди» Константина Симонова в постановке Владимира Иванова, имел большой успех. В Якутск из Москвы приехали режиссеры В. Бутурлин и П. Урбанович и поставили пьесы «Жди меня» Симонова и «Давным-давно» Александра Гладкова, которые тоже пользовались популярностью у зрителей. Также в первые месяцы войны для обслуживания военно-учебных пунктов театр организовал небольшие бригады, выступавшие с концертными программами, — «Боевые теасборники». К концу войны многие театральные деятели Якутска были удостоены звания «Заслуженный артист ЯАССР».
Дом казака Якутского казачьего полка Иннокентия Жиркова в Якутске, который посещал Александр Колчак. Источник
Здание Русского драматического театра в год постройки, 1941 г. Источник
В первые послевоенные месяцы на сцене Русского драматического театра преобладали постановки по классическим пьесам (так, современных пьес в репертуаре первого полугодия 1946 года было всего лишь 3 из 12). Сложившаяся с репертуаром ситуация не устраивала центральные органы, они требовали в корне изменить ее. Драматурги и театры призывались отображать жизнь «бесконфликтного» советского общества в ее движении вперед. На деле, это свелось к показу руководящей роли партии. В 1946 году вышло Постановление ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», которое определяло направление развития репертуарной политики и указывало, что в драматургии должна преобладать тема восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства СССР. Стали ставиться пьесы, освещающие жизнь колхозной деревни («Городская девушка» Семена Ефремова, «Золотое зерно», «Молодые сердца» Василия Протодьяконова). Продолжали показывать производственные драмы. Такое отсутствие органического развития драматургического и театрального процесса породило так называемую «теорию бесконфликтности». На сцене зрители смотрели «лакированную» действительность, хотя в это время настойчивее звучали требования приблизить театр к реальной жизни.

Наступила короткая пора «Оттепели». В середине 1950-х годов начал обновляться драматургический язык, и в Русском драматическом театре начали ставить пьесы на прежде запретные темы, как, например, «Персональное дело» Александра Штейна, «Крылья» Александра Корнейчука. Обратились и к Виктору Розову: в пьесах «В добрый час!» и «В поисках радости» раскрывалась тема социально-нравственных проблем современного человека. После введения войск в Чехословакию «Оттепель» сменилась «заморозком», прогресс в культурной жизни — застоем. В театре снова появились публицистичность, схематизм, дефицит остропроблемных произведений, снова стала популярна производственная драма («Мы, нижеподписавшиеся...» Александра Гельмана и другие), в которой личные взаимоотношения людей оставались в стороне. В противоположность этим пьесам в театре стали появляться произведения, поднимающие общественно-политические и социально-нравственные вопросы, например, «Прошлым летом в Чулимске» и «Провинциальные анекдоты» Александра Вампилова, «Ретро» Александра Галина, «Иван и Мадонна» Александра Кудрявцева. Герои производственных пьес трансформировались в «антигероев», «бывших людей», ненужных людей, словно подвешенных между небом и землей, не находящих себе достойного применения. Время от времени на сцене появлялась отечественная и зарубежная классика. Наиболее показательными постановками были «Гроза» и «Лес» Островского, «Дело» Сухово-Кобылина, «Последние», Максима Горького, «Трамвай "Желание"» и «Орфей спускается в ад» Теннеси Уильямса, «Медея» Еврипида.
Здание Русского драматического театра, 1954–1957 гг.
Здание Якутского драматического театра, 1950-е гг.
В 1948 году Якутский драматический театр был объединен с музыкальным театром-студией. С 1961 по 1983 годы его художественным руководителем был выпускник Театрального училища им. Щепкина при Малом театре СССР, заслуженный артист РСФСР и ЯАССР Федор Потапов. В своем творчестве он продолжал развивать интерес современников к эпической традиции якутского народа: им были поставлены в соавторстве с народным поэтом Якутии Иваном Гоголевым спектакли «Наара Суох», «Утро Лены», «Таас таба», «Каменный олень». Потапов занимался и самобытным претворением классики: были поставлены спектакли «Гамлет» и «Макбет» Уильяма Шекспира, «Овод» Этель Войнич, «Тихий Дон» Михаила Шолохова и другие. В 1971 году музыкальную и драматическую труппы разделили на два самостоятельных коллектива: Якутский государственный драматический театр им. Платона Ойунского и Якутский музыкальный театр.

Перестроечная эпоха в Русском драматическом театре началась с приходом в коллектив режиссера Валерия Келле-Пелле, где он поставил более двадцати спектаклей. Одними из ранних спектаклей перестройки были постановки пьесы Юрия Макарова «Не был... не состоял... не участвовал» и Михаила Шатрова «Диктатура совести». Для творчества Келле-Пелле характерна острая социальная и гражданская позиция, которая проявилась в постановке «Детей Арбата» по одноименному роману Анатолия Рыбакова. Келле-Пелле охотно берется за инсценизацию сложной прозы: весьма необычным оказался спектакль «Три разговора» по одноименному философскому труду Владимира Соловьева. А спектакль «Иван и Мадонна» по пьесе Александра Кудрявцева стал одним из лучших спектаклей Валерия Келле-Пелле.
Итак, в новую эпоху 1990-х годов якутский национальный театр (который представляли прежде всего Русский драматический театр и Якутский драматический театр) входит на высокой ноте. Начавшаяся перестройка и рост общественного сознания позволили театру перенести на сцену глубокие философские обобщения и уйти от плоских повседневных тем. Появилась возможность откровенно обсуждать вопросы духовного искания человека и возрождения веры.