«Если человек считает себя шаманом, он может быть шаманом». О спектакле Театра.doc «Сказка о шамане» и не только
Анна Лифиренко
30 октября 2020 года в Москве состоялась премьера спектакля «Сказка о шамане» на площадке Театра.doc. Режиссер спектакля Беата Бубенец и драматург Михаил Башкиров создали документальное произведение о знаменитом «якутском шамане» Александре Габышеве и о его походе на Москву с целью изгнания злого духа из действующего президента Российской Федерации. Спектакль был показан два раза, после чего постановка была снята с репертуара Театра.doc, а впоследствии закрыта и площадка, на которой спектакль показывался. Премьера не обошлась без попытки срыва спектакля, как бывает со многими спектаклями Театра.doc, отвечающими актуальной политической повестке, а также иных способов дискредитировать театр.

Мы попробуем на некоторое время отойти от политического и даже идеологического контекста, который так или иначе присутствует в связи с этой постановкой, и взглянуть на него как на художественное (хоть и документальное) произведение и состоявшийся факт культурной жизни страны. Беата Бубенец определяет жанр спектакля как документальный кукольный спектакль, или документальная сказка, и в этом, на первый взгляд, определении-плеоназме одинаково важны оба компонента. К «документальному» еще вернемся, а сейчас интерес представляет сказочный компонент спектакля, в чем проявляется сказочность, как это связано с якутским эпосом и шаманизмом.

В современном обывательском представлении шаманизм — это некие духовные практики, направленные на избавление от болезней или духовное очищение человека, общества людей или какой-то территории от влияния злых духов при помощи выхода в экстатические состояния. Сейчас это понятие почти оторвано от того содержания, которое в него было заложено исторически, и описывает разнородные практики различных этнических групп. По определению, шаманизм — это особая стадия в развитии религиозных верований человечества, сложившаяся во времена, когда основными средствами обеспечения жизни были охота, рыболовство и собирательство; то есть, можно сказать, что шаманизм — это одна из ранних форм религии. В основании шаманизма лежит общение шамана с духами во время так называемого камлания, то есть специфического обряда «выхода» и общения с духами. Для шаманизма характерно синкретическое представление об окружающей действительности, то есть одушевление всего мира, представление о всеобщей взаимосвязи в природе, тесной связи человека с космосом, его способности посещать иные миры. Но такими способностями может обладать только шаман. По верованию культур, исповедующих шаманизм, только сами духи избирают человека, чтобы он стал шаманом, самостоятельно или с помощью другого человека стать шаманом невозможно. Поэтому в этих культурах важно понятие шаманской болезни — периода становления шаманом путем преодоления тяжелых физических и духовных испытаний по указанию духов. Во время шаманской болезни будущий шаман переживает то, что с ним могло бы произойти в мире духов.

По представлению коренных народов Сибири и, в частности, якутов, вселенная состоит из трех миров: Верхнего (небесного), Среднего (человеческого) и Нижнего (подземного). Верхний мир делится на ярусы и его населяют боги и духи, та же самая иерархия и в Нижнем мире. В якутской мифологии злые духи всех трех миров называются Абаасы, а сами духовные миры — Дойду. Более благожелательные духи были связаны с культом предков и назывались Айыы. Эта космогония описана в Олонхо, древнейшем эпическом искусстве якутов. Центральной темой Олонхо является жизнеописание эпического племени Айыы аймага — прародителей людей, которые добиваются счастливой жизни в Среднем мире. Обычно главный герой Олонхо — это богатырь или богатырка из племени Айыы, который с рождения наделен необыкновенными качествами. Его основная цель — выполнение того, что ему предначертано судьбой: чаще всего, это защита собственного рода или даже всех людей. Антиподом для такого богатыря выступает богатырь из племени Абаасы, темный дух, враждебный людям. Остальные персонажи группируются вокруг главного героя и его противника, представляя членов их племен.

Возвращаясь к шаманизму, стоит сказать, что самому шаману недостаточно было верить в свое призвание, важно еще то, что он тоже должен доказать окружающим свое предназначение, ведь деятельность шамана в эпоху общинно-племенного строя выполняла функцию защиты и представительства своего рода. Зачастую шаманизм и практики шаманов рассматриваются как нечто, связанное не только с измененными состояниями сознания, но и с некоторыми психическими отклонениями и даже заболеваниями. На эту тему создано немалое количество исследований, но невозможно в этом вопросе принимать единственную точку зрения. По мнению одного из исследователей, состояние шамана во время камлания (проведения обряда или духовной практики) можно назвать психопатическим, но лишь только по некоторым признакам. В первую очередь, основной признак душевнобольного человека — его социальная неадаптированность, невозможность выстраивать коммуникацию с людьми. Шаманы же, напротив, активно внедрены в социум, являясь не только ярким его представителем, но избавителем от болезней и прочего вредительства злых духов. Также бытуют мнения, что шаманская болезнь и ярое желание стать шаманом есть не что иное, как сильное психологическое самовнушение, часто провоцируемое употреблением веществ, возбуждающих нервную систему (в качестве такого вещества чаще всего называют мухоморы).

На сегодняшний день практики и верования, которые имеют прямое отношение к шаманизму, сохранились во многих местах и даже переживают расцвет, получив название «неошаманизм» и став самостоятельным религиозным движением. На территории Сибири каждый этнос возрождает свои шаманские традиции, адаптируя их под современные реалии. И было бы правильно рассматривать Александра Габышева и движение, созданное им, с этой точки зрения, хотя сам Габышев не принадлежит ни к каким «официальным» шаманским организациям. Можно ли тогда Александра Габышева назвать шаманом? Он действительно хорошо разбирается в шаманизме, но никогда не был «официально» признан шаманом той или иной шаманской религиозной организацией. Габышев долгое время жил в лесу и, по его словам, именно там услышал призывы духов к тому, чтобы стать шаманом. Этот факт соотносится с культурой и традициями шаманизма напрямую. Кроме того, по словам Габышева, духи же и наметили его цель, его путь защиты людей от злого духа. И здесь мы можем наблюдать прямую связь с существовавшей шаманской культурой избранности, ощущения своего предназначения, которое нужно доказать делом, а именно походом на Москву для изгнания злого духа.

Портрет Александра Габышева, источник sakhaday.ru. Фотограф неизвестен

Спектакль «Сказка о шамане» по форме представляет собой эпическое путешествие героя, якутского шамана Габышева, по всей России в Москву. Такая эпическая форма характерна для культур многих народов мира. В выбранном формате можно увидеть соединение двух фольклорных традиций — русской (сказка) и якутской (эпос Олонхо). Конечно, спектакль тематически выходит за грани русской сказки, и переплетение двух разных культур, подкрепленное документальной историей, рождает необычное произведение. Как и было в реальности, к шаману и его шествию присоединяются и другие «сказочные» персонажи — Ворон, Ангел — все участники похода имели прозвища, данные им Габышевым. Например, прототип персонажа Ангел — добрый, светлый, открытый человек, с ангельской внешностью. Габышев давал своим спутникам клички исходя из их схожести с тем или иным архетипом (Кот). Как уже говорилось, это типичная черта якутской мифологии — одушевление мира, наделение людей «животными» качествами.

В спектакле заняты четыре актера, один из которых исполняет самого шамана (Михаил Занадворов), а трое остальных — спутников и противников Габышева. При помощи кукол, масок и элементов костюма актеры (Джан Бадмаев, Николай Берман и Владимир Баграмов) перевоплощались в разных персонажей, которых Габышев встречал на своем пути. Так, при помощи плащей-палаток они «превращались» в якутских шаманок-удаганок, которые поддерживали Габышева. Или в эпизоде столкновения якутского шамана с бурятскими шаманами последние появляются в причудливых шаманских масках. На протяжении всего спектакля фигурирует шаманский бубен, удары в который играют не только символическую роль, но и отделяют эпизоды друг от друга, добавляют спектаклю динамики, звукового контраста.

От русской сказки в спектакле сохраняется важный мотив: главный герой готов «истину царям с улыбкой говорить» и идти один против царя. Достаточно вспомнить любую русскую народную сказку, где условный Иванушка-дурачок (кстати, принадлежащий архетипу «юродивый») выступает против царя, не боясь сказать ему правду в лицо. В спектакле есть сказочный повествователь Петрушка (Джан Бадмаев), зачастую произносящий импровизационный текст, который меняется от условий. Петрушка в народном русском театре часто импровизирует и работает со зрителем, поэтому это режиссерское решение тоже можно назвать данью фольклорной традиции. Беата Бубенец изначально закладывала идею, что этот спектакль должен быть решен в формате народного театра, и потому родилась сказка с Петрушкой и куклами.
Сама Беата Бубенец, кстати, уроженка Якутска, на протяжении месяца вместе с историком и драматургом Михаилом Бакшировым принимала участие в шествии якутского шамана, во время которого и был собран материал для спектакля. В нем использованы видео, которые Бубенец снимала во время путешествия с шаманом. Также в спектакле использованы видео самого Александра Габышева с его официального ютуб-канала. Александр Габышев — публичная личность, много последователей, которые складывают его жизнь (что тоже созвучно эпическому мировосприятию). По словам актеров, видео, снятые Беатой, помогли им работе над образами, наблюдение за персонажами практически в режиме реального времени дало сильный импульс.

Джан Бадмаев, актер: «Многие воспринимают этот спектакль как какую-то скандальную антиправительственную работу, но, в первую очередь, для меня как для актера этот спектакль — способ познакомиться с не знакомой мне культурой, с архетипическими персонажами этой культуры. Мы показали путь героя от начала до текущих событий, его чаяния и надежды. Это путь героя. И если человек считает себя шаманом, он может быть шаманом, он имеет на это абсолютное право как личность, как человек. Он много занимается этническими исследованиями, работает с Олонхо, якутскими песнями. Я воспринимаю его как некоего культурного героя современной Якутии. Это спектакль про путь Человека с большой буквы, про очень морально сильного человека, хоть и живущего в своей реальности. Я старался быть над этой ситуацией, но Габышев все равно вызывает у меня теплые чувства, прорывавшиеся даже при исполнении Петрушки, который вроде как должен быть независимым и ироничным. Это поведение абсолютно вменяемого человека, у которого есть цель и желание что-то изменить. За ним пошел народ, народ его поддерживал, значит, он ему симпатизирует, и это неслучайно. Я вижу в Габышеве историю современного маленького человека в России XXI века, и каждый из нас, на самом деле, тоже в некотором смысле шаман Габышев. Я желаю ему моральных и физических сил. Конечно, мы живем не в сказке, но для меня он все равно остается сказочной личностью, а в сказке добро должно побеждать».

На момент создания и выпуска спектакля его авторы особенно подчеркивали, что у него открытый финал, так как развязка еще не наступила и события могут развернуться по-разному. Спустя год после выхода и почти сразу последовавшего закрытия спектакля события приняли, увы, ожидаемый оборот. На сегодняшний день Александр Габышев находится на принудительном лечении в Новосибирской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением. Мы желаем ему скорейшего освобождения оттуда и надеемся на продолжение спектакля.