«Удаҕан кыргыттар» («Удаганки»). Спектакль Степаниды Борисовой в Театре Олонхо
Анастасия Ермолова
Развитие традиции олонхо: как команда театра переводит якутский героический эпос на язык тела.
Главным героем якутской культуры традиционно и до сих пор является женщина. «Удаганка» дословно означает «шаманка, колдунья», а шаманизм — это своеобразная форма религии у тюрко-монгольских народов. Из этого складывается образ женщины-шаманки, как образ сакральный, мистический древний образ.

В целом, идея матриархата в олонхо представлена как что-то непоколебимое и безапелляционное, это «обычная система ценностей». Есть даже вера в то, что каждая женщина потенциально является шаманской, то есть обладает априори большей духовной силой, чем мужчина. Удаҕан кыргыттар (девушки-шаманки) — больше, чем женщины, у них неземное предназначение. Им одним дано перемещаться между Нижним, Земным и Верхним мирами. Женщина здесь не только мать и хранительница своего дома и очага, но и хранительница спокойствия народа, а в случае олонхо и всей культуры народов Саха, — Трех Миров. Для европейского сознания такое положение вещей не совсем обычно, поэтому при знакомстве с традицией олонхо и героями якутских эпосов, иной зритель испытывает и восхищение, и любопытство, и много других чувств, которые приковывают его внимание.
Спектакль «Удаҕан кыргыттар» («Удаганки») в Театре Олонхо – режиссерский дебют Степаниды Борисовой, и сразу, в 2015 году эта работа была отмечена российской национальной премией «Золотая Маска» в номинациях «лучший спектакль в драме, малая форма» и «лучшая работа режиссера». «Удаганки» — идеальный современный спектакль в национальном театре. Традиционная, даже древнейшая история рассказана в нем языком передового современного театра: внешне спектакль напоминает современный балет европейского типа, с которым очень хорошо знакомы сегодняшние зрители, и от этого легко подключаются и считывают содержание, как в спектакле жанра contemporary dance.

Главными героями спектакля здесь стали не только девушки-удаганки, но и явления природы и «надприродных пространств», но один из главных феноменов — это Тело. Красивое, даже идеальное, созданное природой как бы специально для человека, тело. То самое, которое способно чувствовать любовь и страсть, мороз и тепло. Тело, которое взращивает в самом себе жизнь, а потом дарит ее миру, и станет символом того, что так соблазнило могущественных удаганок.

Обыкновенно человек мечтает обрести какие-то волшебные, нечеловеческие качества. Но может ли случиться, что существа, имеющие особенные миссии, способные вершить судьбы Трех Миров, станут мечтать о том, чтобы побыть человеком и почувствовать земные радости? Человеческая любовь и страсть, материнство как плод этой страсти — все это радости простых женщин, смертных, но не удаганок. Героини «Удаҕан кыргыттар», всемогущие девушки, которым доступны тайны всех Трех Миров, вдруг становятся заложницами странного по человеческим меркам желания — стать смертными. Для них людские чувства, обычные для человеческой природы, становятся настолько привлекательными и загадочно недоступными, что справиться с этим желанием им не просто. Парадокс этого сюжета в том, что преодолеть такое испытание не дано простым смертным, и чтобы с ним справиться нужно быть не кем иным, как удаганкой. Можно сказать, что они и приблизились к простой женской природе, ведь их охватило такое сильное желание измениться, «сбросить свою кожу».
Зрителя здесь ждет необычный для театрального впечатления опыт. С одной стороны, невозможно не убедиться в том, как прекрасно быть человеком, что даже такая сила, как удаҕан кыргыттар, восхищается человеком как природным творением. А с другой — в спектакле артисты так работают со своей природой, то есть непосредственно телами и пластикой, что можно засомневаться в их земном происхождении. Каково это — не просто «быть собой», но не терять себя, не забывать о том, что ты — часть мира, важная часть большого, цельного мира, у которой есть свое место и предназначение?

В качестве основы спектакля режиссер выбрала олонхо Николая Алексеевича Абрамова-Кынат, знаменитого сказителя-олонхосута, который был одним из лучших исполнителей и импровизаторов в 30-е и 40-е годы прошлого века. Его художественная интерпретация эпоса о женщинах-шаманках оказалась самой динамичной и насыщенной, но в то же время легкой для восприятия «нашего», современного зрителя.

Степанида Борисова идет в «Удаҕан кыргыттар» ва-банк: она отказывается от диалогов и иных речитативных объяснений сюжета. Здесь работает такой прием, как «саундрама», заключающийся в тесном переплетении пластического искусства и музыкальной поэзии. Музыкальное оформление спектакля создал Иннокентий Тытыгынаев, которые не только инструментами, но и звуками природы, ветра, пением птиц, представил образы Нижнего, Земного и Верхнего миров, по которым путешествуют герои.
Главный элемент сценографии здесь — художественный свет. Художник по свету Андрей Кузнецов работает по методу оформления балетного, танцевального спектакля: когда на сцене мало декораций, то есть практически нет предметного, крупного насыщения пространства, то художник по свету становится одним из главных авторов спектакля. В «Удаганках» нужно было каким-то образом показать наглядно то, что наглядным для человеческого существа быть не может: пространства Трёх Миров, настроения героев, атмосферу событий. Это спектакль-путешествие по местам, о которых нам известно, но никто не бывал там. Эффекта узнавания зритель получить не может, публика в полной власти фантазий художников, и, по закону театра, готова верить тому, что они создали. Театр Олонхо в этом смысле больше, чем драматический театр, это театр национальный, который помимо всей прочих своих миссий, знакомит с якутской культурой новую публику: свою молодежь и зрителей других культур. Это особенная ответственность, и уже не за один свой театр, а за всю национальную традицию.

Степанида Борисова, много лет прослужившая в театре как актриса и овладевшая всеми секретами сценического и актерского мастерства, теперь заняла в своем дебютном спектакле своих учеников. Труппа Театра Олонхо — невероятно «оснащенные» артисты, им приходится не только владеть техниками традиционного якутского театра, такими как тойук или умение носить национальный костюм, но и чувствовать сегодняшние тенденции. По всему репертуару последних лет видно, что этот театр страстно интересуется всем новым и не отставая пробует и постигает все языки и технологии мирового театра. То есть Театр Олонхо не останавливается на этнографическом способе популяризировать олонхо, но стремится к расширению своих границ. Это в свою очередь работает на прирост аудитории и искренний интерес не только местной публики, но и гостей республики, а так же профессионального театрального сообщества.
Спектакль «Удаҕан кыргыттар» («Удаганки») получился по-якутски складным и искусным, но по-русски душевным и даже трагичным. Степанида Ильинична Борисова – опытная актриса традиционного жанра, филигранно владеющая вокальной техникой тойук, которая некоторое время пела в рок-группе. Несмотря на скрупулезный и профессиональный подход режиссера, нельзя не обращать внимания на тот факт, что режиссером выступила именно женщина, знающая все особенности женской души, женского мышления, поэтому в образах удаганок, созданных ею в спектакле, нет ни капли фальши. Сработал тот самый «сговор» актрис и режиссера, который так необходим в театре. Степанида Борисова бережно, но очень точно соединила традиционную историю о девушках-удаганках, которые не сошли со своего пути, но все-таки соблазнились и посмотрели в сторону, и современную тенденцию того, как важно быть в ладу с окружающем миром и собой.